на главную / Морская Пехота Балтики. 1705 -1963. / Вторая Мировая Война / 

Петергофские десанты октября 1941 года часть 1

Сегодня, 5 октября 2009 года отмечалась трагическая годовщина Петергофского десанта 1941 года.  Десантов, на самом деле, было несколько и поскольку они представляют собой единую последовательность есть смысл рассматривать их вместе. Первой публикацией на эту тему становится выдержка из книги отечественного историка А.В. Платонова "Трагедии Финского залива" (М.: Эксмо; СПб: Terra Fantastica, 2005), глава "Трагедия пятая, бессмысленная":

 

 

Схема петергофского десанта 05.10.194112 сентября 1941 г. противник перерезал Балтийскую железную дорогу, а 14 сентября вышел на побережье Невской губы и занял Урицк, Стрельну, Новый Петергоф. Это привело к тому, что оборонявшие побережье части 8-й армии оказались дважды блокированными. Их снабжение могло осуществляться только через Кронштадт. Но фарватер Кронштадт — Ленинград находился под обстрелом все тех же войск противника, установившего в районе Стрельни свою артиллерию. Восстановление сухопутной коммуникации вдоль южного побережья залива значительно улучшило бы положение советских войск, боевую устойчивость всей группировки, обороняющей Ленинград с юго-западного направления. Поэтому командование Ленинградского фронта спланировало операцию по деблокированию 8-й армии путем нанесения ударов ее войсками из района Петергофа [261] и войсками 42-й армии им навстречу от Лигово. В рамках этой операции предполагалось осуществить два морских десанта.

3 октября части 42-й армии перешли в наступление в направлении на Урицк — Стрельна с задачей: соединившись с наступающими с запада на Новый Петергоф частями 8-й армии, освободить от противника побережье Финского залива. Вечером 1 октября штаб Ленинградской ВМБ получил приказание Военного совета Ленинградского фронта о срочной подготовке высадочных средств и об установлении связи со штабом 42-й армии на предмет организации и проведения десантной операции в ночь с 1 на 2 октября. Однако выделенная в качестве войск десанта рота 6-й бригады морской пехоты находилась на фронте и к месту посадки могла прибыть только к утру 2 октября. По этой причине операцию перенесли на сутки.  

2 октября командующий 42-й армией поставил перед Ленинградской ВМБ задачу к началу наступления 42-й армии (04:20 3 октября) скрытно высадить восточнее завода пишущих машин (у будки рыбаков) войска морского десанта в составе одной усиленной роты 6-й бригады морской пехоты, одновременно демонстрируя ложную высадку десанта в районе Стрельны. В связи с этим командир ВМБ контр-адмирал Ф.И. Челпанов принял следующее Решение:

В 04:20 3 октября высадить у будки рыбаков усиленную роту 6-й бригады морской пехоты в составе 225 человек с личным оружием с задачей уничтожать штабы и материальную часть артиллерии противника, после чего выйти на западную окраину Ивановки для соединения с наступающими с востока частями 42-й армии. Десантный отряд иметь в составе трех катеров МО, девяти катеров ЗИС, двух катеров типа Р и 22 весельных шлюпок и катеров. Посадку войск осуществить в Торговом порту с 02:20 до 03:00. Точность перехода десантно-высадочных средств к месту высадки обеспечить выставлением на пути движения специальных катеров-маяков с огнями, освещающими определенные секторы. В целях скрытности перехода и внезапности высадки десанта, моторным катерам буксировать шлюпки с десантом только до местонахождения катера-маяка Р-16, после чего войскам следовать к берегу на шлюпках под веслами. [262]

Для введения противника в заблуждение относительно пункта высадки одновременно с высадкой войск десанта у будки рыбаков специально выделенным двум катерам МО, двум катерам КМ и двум катерам ЗИС маневрированием и стрельбой по берегу, а также постановкой дымовой завесы имитировать высадку ложного десанта в районе Стрельны. Огневое обеспечение высадки войск десанта и действий его на берегу осуществлять катерам МО и эскадренному миноносцу «Сметливый». После высадки войск катерам и шлюпкам отойти от берега и до 05:00 3 октября находиться в районе катера-маяка Р-24 в готовности по сигналу с берега снять высаженные войска.

Согласно боевому распоряжению командира Ленинградской ВМБ от 2 октября 1941 г., общее командование операцией возлагалось на капитан-лейтенанта Шавцова и военкома старшего политрука Киселева. Командиром отряда высадки назначили капитан-лейтенанта Крылова, военкомом старшего политрука Федорова.

Здесь надо сделать маленькое теоретическое отступление. Дело в том, что Советский Союз на то время располагал наиболее разработанной в мире теорией морских десантных действий. Она не только была подробно описана еще в середине 30-х годов в работе адмирала И.С. Исакова, изучалась в стенах Военно-морской академии, но и нашла отражение в основных руководящих документах. Относительно руководства в морских десантных операциях там определено, что общее командование осуществляет командующий войсками, в интересах которого высаживаются войска, в нашем случае это командующий 42-й армией. Далее многое зависит от масштаба десантных действий. В общем случае назначается командующий войсками, силами и средствами в морской десантной операции. Одновременно он может являться заместителем командующего армейской операцией по морской части. Основная корабельная группировка флота называется силы высадки. Она предназначена для доставки войск морского десанта в район высадки и обеспечения собственно высадки с захватом плацдарма. В состав сил высадки могут входить десантные отряды, отряды кораблей огневого поражения (поддержки), тральные группы и так далее. С момента посадки на корабли войск десанта и до захвата плацдарма высадки командир войск десанта [263] также подчиняется командиру сил высадки, а после построения войск в боевой порядок на берегу и начала решения ими главной (дальнейшей) задачи командир войск десанта переходит в непосредственное подчинение командующего войсками в армейской операции. Таким образом в нашем случае командующий войсками в армейской операции — командующий 42-й армией. Поскольку решение на высадку войск десанта принимал командир Ленинградской ВМБ, то он и является командующим войсками, силами и средствами в морской десантной операции. Командир сил высадки — капитан-лейтенант Шавцов, а командир десантного отряда — капитан-лейтенант Крылов. На самом деле получилось так, что единого командующего войсками в операции вообще не оказалось. Армейское командование ограничилось постановкой задач, а морское — высадкой десанта на берег. Дальше десант был предоставлен сам себе.

При подготовке операции штаб Ленинградской ВМБ разработал несколько документов. Первый, без названия, похож на боевое распоряжение капитан-лейтенанту Шавцову. Оно очень короткое, но интересно его начало: «По указанию офицера связи штаба 42-й армии капитана Ждан-Пушкина в 04:20 3.10.41 г. высадить одну усиленную роту...». Если бы в отчете отсутствовало Боевое распоряжение штаба 42-й армии, то можно было бы подумать, что ВМБ командует капитан соседней армии. Кстати, само боевое распоряжение занимает полстранички, где сказано только кого, где и когда высадить. В принципе это почти нормально, если, конечно, командир войск десанта также получил бы боевой документ, где указывалась ближайшая и дальнейшая задачи войск, порядок переподчинения от командира сил высадки к командиру какой-то части армии, указания по связи, огневому обеспечению и так далее, но ничего подобного не было. Собственно командир войск десанта все указания получил устно. Документы же на операцию утвердили только в 21:20 2 октября, то есть за несколько часов до посадки войск.

Далее штаб Ленинградской ВМБ разработал очень важный для подобных операций документ — плановую таблицу действий войск, сил и средств. Поскольку участников операции было мало, то и таблица получилась коротенькой. Но дело не в ее объеме, а в качестве. [264]

Например, вот как там расписывались действия эсминца «Сметливый»: в ходе развертывания сил высадки в 03:25 открыть огонь по квадрату такому-то, а в 04:00 — по такому-то; в ходе боя за высадку огонь открывать по заявкам Шавцова через контр-адмирала Грена. В руках последнего в годы блокады Ленинграда сосредоточили управление всей корабельной и береговой артиллерией для наиболее эффективного ее применения. Связь в ходе этой операции работала хорошо, и можно было надеяться, что несмотря на такой «окружной» путь заявки на выполнение огневых задач выполнялись бы своевременно. Здесь важно другое: плановая таблица вообще не предусматривала выполнение заявок... командира войск десанта. Как же так могло получиться? Отчасти в этом виноват командующий Ленинградским фронтом генерал армии Г. К. Жуков. Вызвав к себе командира ВМБ, он сразу заявил, чтобы никаких десантных операций не затевали, а просто перевезли роту моряков, высадили в указанном месте и все! Теперь посмотрим, чем закончилась эта «не десантная операция».

В 01:15 3 октября рота моряков прибыла в район Торгового порта и в 01:55 закончила посадку на катера. По прибытии отряда в район нефтебаков десантников пересадили на 16 шлюпок и в 04:10 они на буксире у четырех катеров ЗИС совместно с отрядом поддержки (три катера МО) начали движение к месту высадки. Ориентируясь по огням ранее выставленных двух катеров-маяков, отряд в 04:35 прибыл в район будки рыбаков, где и начал высадку войск. Демонстративный отряд к этому времени уже прибыл в район Стрельны, где стрельбой по берегу, постановкой дымовых завес и маневрированием катеров пытался создать у противника впечатление начала морской десантной операции в том районе.

Высадку войск основного десанта произвели незаметно и без противодействия. Только в 04:50, когда все войска уже находились на берегу, противник открыл беспорядочный пулеметный огонь по пляжу. Убедившись, что войска десанта ушли с уреза воды, и решив, что обратный их прием не потребуется, катера со шлюпками на буксире с рассветом 6 октября отошли от места высадки и в 07:00 прибыли в район нефтебаков. [265]

После выхода войск десанта на берег связь с ними прекратилась, и дальнейшая судьба их осталась неизвестной. Таким образом боевая задача оказалась невыполненной, вся рота погибла. При этом официально виноватых не было. Флот свою задачу выполнил и войска высадил даже без потерь. Армия в управление ротой морской пехоты не вступила, а потому и ответственности за нее не несла. Да, собственно, никто и не пытался разбираться с этой ротой, так как наступление 42-й армии развития не получило и там полегла не одна рота.

Операция по освобождению побережья Финского залива продолжалась, и в связи с этим приняли решение 5 октября провести сразу две морские десантные операции. Первая осуществлялась Кронштадтской ВМБ в интересах 8-й армии, наступающей с запада, вторая — Ленинградской ВМБ в интересах 42-й армии, наступающей с востока. Здесь сразу надо отметить, что пункты высадки войск обоих десантов отстояли друг от друга не более чем на 5 км. А с учетом единства замысла всей операции по деблокированию 8-й армии и задач войскам морского десанта разделение их на две самостоятельные операции, да еще планируемые и проводимые различными объединениями КБФ, являлось изначальной ошибкой.

Первый морской десант высаживался в районе Петергофа. Его целью являлось содействие наступлению частей 8-й армии с задачей уничтожения новопетергофской группировки противника и очищения от него южного побережья Финского залива.

Войскам десанта в составе батальона морской пехоты (477 человек, 314 винтовок, 40 ручных и станковых пулеметов и 20 минометов калибром 50 мм) и разведывательного взвода разведывательного отдела КБФ (43 человека) ставилась задача: высадившись на участке от Каменной стены до дома отдыха включительно (район Нижнего Ново-Петергофского парка), прочно закрепиться по западному берегу безымянного ручья и тем самым прикрыть себя с востока и юго-востока, захватить узлы дорог восточнее Нового Петергофа и северо-западнее станции Новый Петергоф, после чего нанести удар во фланг и тыл противнику и во взаимодействии с частями [266] 8-й армии окружить и уничтожить его группировку в районе Новый Петергоф — аэродром.

Исходя из цели действий войск десанта, их командир полковник Ворожилов поставил следующие задачи подчиненным силам:

Третьей роте — занять и оборонять рубеж южная окраина Знаменки — мост Ленинградского шоссе через безымянный ручей восточнее Знаменки и далее по западному берегу этого ручья до берега Финского залива. Прикрывая десант с востока и юго-востока, не допустить подхода резервов противника.

Второй роте — перехватить перекресток дорог восточнее Нового Петергофа и узел дорог северо-западнее станции Новый Петергоф; закрепиться на этих рубежах и, не допуская подхода противника из города Новый Петергоф, обеспечить действия десанта с юга и юго-востока.

Первой роте — во взаимодействии с четвертой ротой, быстрым движением вдоль побережья в направлении музея Монплезир, уничтожить живую силу и материальную часть противника. Иметь ближайшей задачей — овладеть музеем Монплезир, а дальнейшей — выйти на соединение с частями 19-го стрелкового корпуса 8-й армии.

Четвертой роте — наступать вдоль центральной аллеи парка в направлении церкви, что севернее фонтана «Самсон», имея ближайшей задачей во взаимодействии с первой ротой и наступающими с запада частями 8-й армии уничтожить группировку противника в Нижнем парке и овладеть западным берегом озера с отметкой 187. В дальнейшем выйти на северо-западный берег Ольгина пруда.

Пятой роте — наступать за четвертой ротой и быть готовой к действиям, для развития успеха, в обход Нового Петергофа с юга в направлении платформы Фонтаны с задачей совместно с частями 8-й армии уничтожить группировку противника и не допустить его отхода в южном направлении.

Высадку произвести под прикрытием дымовых завес с 04:30 до 05:00 5 октября.

Силы высадки включали в себя десантный отряд, состоящий из бронекатера, пяти катеров МО, 20 катеров типа КМ и 12 шлюпок; отряд кораблей непосредственной огневой поддержки — два базовых [267] тральщика, один бронекатер; демонстративный десантный отряд — пять катеров типа КМ, один катер МО и сторожевой корабль «Коралл». Задача последнего — имитация высадки десанта в районе Стрельны путем обстрела берега, постановки дымовых завес и маневрирования катеров без фактической высадки людей. Кроме сил высадки в распоряжении командующего войсками, силами и средствами в морской десантной операции имелась авиационная и артиллерийская группы поддержки.

В авиагруппу входили подразделения 15-го морского разведывательно-авиационного полка (24 самолета МБР-2); 61-й истребительной авиабригады (21 самолет И-153 и И-16); 57-го полка 8-й бомбардировочной бригады (восемь самолетов Ил-2 и И-16), а также 18 самолетов МиГ-3 и И-153 Ленинградского фронта. Всего 71 самолет. Эта авиагруппа имела задачей в ночь с 4 на 5 октября нанести бомбовые удары по живой силе и технике противника в районах Сашино — Низино, Новый Петергоф, развилка дорог у Щуваловки, район Луизино. С рассветом 5 октября штурмовыми и бомбардировочными действиями не допустить подхода резервов по дорогам из Сашино, Ольгино, Марьино, Коркули; прикрыть войска десанта от авиации противника; обеспечить операцию необходимыми разведывательными данными.

Артиллерийская группа включала три батареи по два 100-мм орудия Кронштадтского укрепленного сектора, двенадцать 305-мм орудий линейного корабля «Октябрьская революция», двенадцать 130-мм орудий двух эскадренных миноносцев и четырех канонерских лодок. Всего 48 орудий калибров 100–305 мм. Артиллерийская группа имела следующие задачи:

— подавить живую силу и огневые средства противника на участке дом отдыха — западная окраина Знаменки — каменная стена Нижнего парка;

— подготовить отсечный огонь по роте, что юго-западнее Знаменки, с целью воспрещения подхода резервов противника;

— с подходом десанта к каменной стене огонь перенести по южной окраине Петергофа. [268]

План операции в основном сводился к следующему. К 20:00 4 октября войскам десанта и десантному отряду надлежало сосредоточиться в пункте посадки — Ленинградская пристань Кронштадта. Посадка войск планировалась с 01:30 до 03:40 5 октября, после чего вместе с отрядом кораблей огневой поддержки и отрядом демонстрации высадки десанта у Стрельны направиться в район высадки.

Строй на переходе — пять кильватерных колонн. Лидировать каждую колонну должны катера МО. Скорость на переходе 6 узлов. В точке развертывания отряд высадки производит перестроение и по сигналу командира высадки — включение красного ратьера — начинает движение к берегу. Высадке должны предшествовать артиллерийская и авиационная подготовка, а также нанесение ударов по объектам противника в глубине его обороны.

В отчете штаба КБФ указывается, что «командование операцией было поручено командиру ОВР ГБ капитану 2 ранга т. Святову и военкому ОВР ГБ бригадному комиссару т. Радун». Одновременно действия авиационной и артиллерийской групп планировались по времени и возглавлялись командующим ВВС КБФ и начальником артиллерии ВМБ Кронштадт. Ну, а кто же руководил всей морской десантной операцией? Как сказано в отчете, «Ввиду того, что действия происходили в районе Кронштадт — Петергоф, непосредственного взаимодействия между капитаном 2 ранга Святовым, с одной стороны, командующим ВВС КБФ и начальником артиллерии — с другой, не было, координировал действия всех сил Военный совет КБФ, находящийся в Кронштадте».

Таким образом, видно, что юридически командующим операцией числился командир ОВР капитан 2 ранга Святов, а фактически им был командующий флотом, ибо в распоряжении Святова ничего, кроме кораблей сил высадки, не было и поэтому управлять десантом на берегу и обеспечивать его действия артиллерией и авиацией он не мог. Кроме того, об этом же свидетельствует и факт подписания всех основных документов на операцию начальником штаба КБФ и утверждения их Военным советом флота. Капитан 2 ранга Святов подписывал и утверждал документы либо как «командир [269] высадки», либо как «командир отряда». Поэтому следует считать, что командовал операцией командующий КБФ, а капитан 2 ранга Святов являлся командиром сил высадки.

На планирование морской десантной операции отводилось всего сутки, однако качество большинства боевых документов было достаточным или высоким. В их разработке принимали участие офицеры штаба КБФ, командир войск десанта, командир сил высадки, штаб ВВС, флагманский артиллерист штаба КБФ, начальник оперативного отдела штаба 8-й армии и начальник артиллерии этой армии. Они разработали: боевой приказ; план действия войск десанта на берегу; план разведки; плановую таблицу на операцию; плановую таблицу боевых действий ВВС; план обеспечения войск десанта артиллерийским огнем кораблей и береговых батарей КБФ; план посадки войск десанта; схему организации командования отряда высадки; указания и схему связи; схему высадки войск десанта и схему демонстративных действий. Забегая вперед, отметим, что последнюю схему можно было и не делать, как можно было и не формировать ложный десантный отряд. Дело в том, что имитация десантных действий планировалась как раз там, где в эту же ночь фактически высаживались войска морского десанта Ленинградской ВМБ. Совершенно случайно в район все же первыми пришли настоящие силы высадки, а не «имитаторы».

С 3 по 5 октября войска отряда провели ряд тренировок, кроме этого соответствующим образом подготовили десантно-высадочные средства.

С 01:30 до 02:30 5 октября на Ленинградской пристани произвели посадку войск десанта на катера, после чего десантный отряд под командованием капитана 2 ранга Абашвили направился в точку развертывания в район банки Каменная. Высадка началась в 04:30 и завершилась в 05:06. Подход катеров с десантом к берегу прикрывался дымовыми завесами катеров-дымзавесчиков и самолетов.

Первая рота высадилась по пояс в воду и без противодействия со стороны противника вышла на берег. 2, 3, 4 и 5-ю роты противник встретил сильным, но беспорядочным огнем, так что на берег они высадились успешно и также без потерь. [270]

Катера МО открыли ответный огонь прямой наводкой по видимым огневым точкам противника. В результате боя за высадку сгорел от прямого попадания снаряда один катер типа КМ, а другой пропал без вести, при этом убито восемь и ранено три человека из состава экипажей.

Однако уже на данном этапе операции начались отклонения от ее плана. Например, намеченную огневую подготовку высадки отменил лично командующий Ленинградским фронтом генералом армии Г. К. Жуков, который счел, что она демаскирует наши намерения и сорвет внезапность операции. Поэтому артиллерия, минуя периоды огневой подготовки и поддержки высадки, сразу перешла к огневому сопровождению действий войск десанта на берегу. Она открыла огонь в 05:00, но вела его не по заявкам войск десанта, а «по пути их вероятного движения». Поскольку положение своих сил известно не было, то артиллерийский огонь искусственно относился в стороны от места предполагаемого нахождения десанта. Несмотря на то, что израсходовали 2571 снаряд калибром 100–305 мм, действенность такого огня из-за отсутствия связи с войсками и точного местоположения целей, естественно, была крайне низка. Ни о каком взаимодействии десанта с артиллерией и речи не шло. По не совсем понятным причинам отсутствовала и авиационная поддержка.

Ну а что войска десанта? После высадки на берег связь с ними прекратилась, и что точно произошло дальше — и по сей день до конца остается неизвестным. И это при том, что они имели пять радиостанций с хорошо подготовленными и опытными радистами. Произойди подобное где-нибудь за десятки миль от своих баз — это одно, но тут, что называется под носом, да еще второй раз за несколько дней. Все руководители этой операции пребывали в шоке, они были готовы к чему угодно, но не к тому, что почти полтысячи человек, сойдя на берег, просто растворятся в Петергофском парке. Поэтому до 9 октября предпринимались неоднократные попытки восстановить связь с войсками десанта. С 10:30 до 17:00 5 октября дважды к берегу пытались подойти катера с целью обнаружить десантников и доставить им боеприпасы. Однако из-за сильного артиллерийско-минометного огня противника катера к берегу подойти [271] не смогли. При одной из попыток погиб МО-412. В ночь с 5 на 6 октября под прикрытием темноты с катеров высадили несколько разведывательных групп, но ни одной из них не удалось обнаружить войска десанта. Утром 6 октября три самолета И-153 и три И-16 произвели безрезультатный поиск десанта в районе Петергоф — Знаменка, а в 09:45 в районе Петергоф — Луизино — Марьино — Просвещение. В ходе следующего вылета разведчиков в 11:40 они обнаружили несколько трупов краснофлотцев на берегу Петергофского парка в районе пристани и до 15 моряков, передвигавшихся от Петергофа по направлению к Ораниенбауму.

С 22:15 7 октября до 06:00 8 октября два базовых тральщика, десять катеров типа КМ и пять катеров МО произвели имитацию высадки десанта с целью отвлечь войска противника к берегу и тем самым облегчить действия десантников южнее Петергофа. Одновременно через линию фронта перебросили группу в составе четырех человек с почтовыми голубями. Голуби вернулись без голубеграмм. Это означало, что группа попала в безвыходное положение.

В ночь с 8 на 9 октября предприняли попытку переправить через линию фронта одиннадцать групп по 2–3 человека. Семь групп перейти фронт не смогли, четыре хоть и проникли в расположение противника, но десантников не обнаружили. 7 октября наша авиация произвела три поисковых полета. В 17:35 в районе Новый Петергоф — Знаменка обнаружили несколько краснофлотцев, которым с самолетов сбросили почтовых голубей. 8 октября полеты не производились ввиду плохой погоды. 9 октября произвели три групповых вылета, однако десантников обнаружить не удалось. В ночь с 18 на 19 октября в районе Стрельна — Петергоф вновь провели демонстрацию высадки войск десанта. Но это, по-видимому, было совершенно бесполезно.

Как уже отмечалось выше, 5 октября высаживался морской десант в интересах 42-й армии. Приказ на проведение этой операции командир Ленинградской ВМБ (к тому времени им стал контр-адмирал Ю.А. Пантелеев) получил в 15:45 4 октября. Цель высадки — отвлечь часть сил противника из района Петергофа, где высаживался [272] морской десант Кронштадтской ВМБ, и Стрельны, тем самым способствовать разгрому войск противника и соединению частей 8-й и 42-й армий.

Войска десанта в составе батальона 20-й стрелковой дивизии войск НКВД (500 человек с личным оружием) планировалось в 04:50 5 октября высадить в районе Викколово с задачей развивать наступление на отметку 79 район Викколово, далее Новые Заводы и юго-западная окраина Стрельны, после чего батальону предстояло перейти в подчинение наступавшей 42-й армии.

Силы высадки включали десантный отряд в составе 14 моторных катеров различных типов, двух катеров МО и 25 гребных шлюпок, а также отряд кораблей непосредственной огневой поддержки в составе четырех катеров МО. Кроме этого в распоряжении командира сил высадки имелось семь катеров типа КМ, НКЛ и УГ, два бронекатера. Они использовались для связи, а также доставки к берегу суточного пайка для войск и еще одного боекомплекта.

К обеспечению операции привлекались стоявшие на Неве эсминцы «Сметливый» и «Стойкий», 19-я железнодорожная батарея, ВВС КБФ. Последние должны были обеспечить истребительное прикрытие кораблей и войск десанта на переходе и в районе высадки, а также бомбардировочной авиацией осуществлять огневое обеспечение высадки и действий десанта на берегу.

Общее руководство операцией, обеспечение артиллерийской и авиационной поддержкой командование ВМБ оставило за собой, что безусловно являлось правильным. Однако ни корабли эскадры, ни авиация командиру Ленинградской ВМБ не подчинялись, поэтому его роль в артиллерийско-авиационном обеспечении операции свелась к выдаче заявок в штаб начальника артиллерии и штаб командующего ВВС флота. То есть уже на этом этапе какое-либо взаимодействие огневых средств и войск десанта исключили.

План операции в основном сводился к следующему. С наступлением темноты 4 октября войскам десанта и десантно-высадочным средствам надлежало сосредоточиться в двух пунктах: у Гутуевского ковша и Масляного ковша. С 23:30 4 октября до 01:30 5 октября планировалась посадка войск, после чего десантно-высадочные средства [273] начинали движение в район высадки. Переход, как и в предыдущем случае, осуществлялся комбинированным способом: сначала на катерах, а затем на шлюпках под веслами. Высадка предусматривалась на три пункта и должна была претворяться артиллерийской и авиационной подготовкой.

В ходе подготовки к операции никаких мероприятий по организации взаимодействия между участвующими в ней войсками, силами и средствами не проводилось. Разработанные штабом Ленинградской ВМБ достаточно качественные и полные боевые документы до всех исполнителей довести не удалось, некоторыми из них вообще не воспользовались.

Выполнение операции началось по плану сосредоточением кораблей и войск десанта в пункты посадки — Гутуевский и Масляный ковши Торгового порта. Однако завершилось оно только к 24:00 4 октября, то есть с задержкой на два часа. Войска десанта совершали марш из Новой деревни и также опоздали, в связи с чем посадка началась в 01:55 5 октября, то есть уже с запозданием против плана на два с половиной часа.

В 03:15 посадку закончили и десантный отряд вышел к району высадки. Бой за высадку начался в 05:17 под интенсивным пулеметным огнем с берега, но в 05:55 войска относительно успешно вышли на берег, потеряв убитыми два человека. Подошедшие к этому времени три катера с боезапасом и продовольствием, ввиду наступления рассвета, усиления огня с берега и ухода батальона от уреза воды, разгрузить не удалось, и они ушли. После этого катера с высадочными средствами направились обратно в Торговый порт.

При возвращении отряда в районе завода пишущих машин («Пишмаш») заметили направляющийся к берегу катер ЗИС, имевший у себя на буксире гребной катер с десантниками. Выяснилось, что катер потерял ориентировку и запоздал с приходом в назначенный пункт высадки, поэтому решил произвести высадку людей по способности в районе, где осуществлялась высадка предыдущего десанта в надежде, что бойцы самостоятельно присоединяться к своему батальону. Командир высадки вернул этот катер и вместе с остальными в 08:20 возвратился в Торговый порт. Не произвели высадку еще три [274] катера ЗИС с семью шлюпками на буксире, которые первыми отошли от пунктов посадки и, имея указание находиться у разводящего боны буксира, простояли здесь до наступления рассвета, не зная, что делать. Таким образом, из 500 десантников фактически высадили только 365: совсем не было высажено 130 человек, два человека убиты при высадке и три утонули, когда перевернулась одна из шлюпок в Морском канале на волне от прошедшего рядом малого охотника.

С момента высадки батальона на берег связь с ним прекратилась, и дальнейшая судьба его осталась неизвестной.

Артиллерийское и авиационное обеспечение высадки осуществлялось следующим образом. Непосредственно перед высадкой авиация флота произвела бомбоштурмовые действия по огневым средствам и живой силе противника на побережье на широком фронте. Затем удары перенесли в глубину, но опять не в районе высадки. Далее авиация действовала по плановым целям. Всего 5 октября авиация произвела 27 самолето-вылетов штурмовиков Ил-2 и 89 — истребителей. Кроме того, в этот же день и 6 октября по заявкам штаба 42-й армии нанесен ряд ударов по огневым точкам, скоплениям войск и автоколонне противника.

Артиллерийское обеспечение высадки началось с момента открытия огня противником с берега путем постановки намеченных по плану операции заградительных огней. В результате эсминец «Сметливый» израсходовал 24 снаряда, а железнодорожная батарея — 3 (!). Позже по заявкам штаба 42-й армии артиллерия вела огонь по огневым точкам, автомашинам и скоплениям живой силы противника в глубине его обороны.

Таким образом, ни о каком-либо обеспечении действий войск десанта на берегу не может идти и речи, так как отсутствовала какая-либо связь командира войск десанта с командными пунктами артиллерии и авиации. Опять же, огневую подготовку высадки отменил Жуков. В результате все произошло точно так же, как и 3 октября, только на несколько километров западнее.

http://militera.lib.ru/h/platonov_av/index.html 

 Далее часть 2

Разделы сайта:

Петергофские десанты октября 1941 года часть 1

Петергофские десанты октября 1941 года часть 2

6-я отдельная бригада морской пехоты. 1941-1943 гг.

Десант в Мерекюла. Февраль 1944 г.

Мерекюла. Девушки-десантницы

Мерекюла. Память сквозь годы...

Моонзундская операция

Бьёркская операция

Герои Советского Союза

Раритеты военных лет