Merekula_Maria_banner.png
Материал собран и скомпонован Марией Кецко
Идея подачи -  Кирилл Архипов
 

 «Старшина, сержант, ефрейтор морской пехоты КБФ!
Тебе приказывает Родина вступить в смертельный бой
с лютым врагом – немецко-фашистскими захватчиками.
Настал час твоей мести врагу за нашу родную Балтику,
за наш советский народ. Иди смело и решительно в бой
и веди свое отделение только вперед, как идут твои
братья по оружию – бойцы Ленинградского, Волховского
и других фронтов

Балтиец! Помни, что нас с великим нетерпением ждут
советские люди, изнывающие в жестокой неволе. Спешите
к ним и освободите их! На это благословляет вас наша
Родина
.
Вперед, морские пехотинцы! Родина смотрит на вас с
восхищением и любовью. Подвиги ваши не забудет народ,
вечно будет помнить и славить вас.»
                                                Из листовок политуправления КБФ

14 февраля 2009 года исполнилось 65 лет со дня высадки силами Краснознаменного Балтийского флота десанта в районе эстонской деревни Мерекюла на побережье Нарвского залива. Это одна из героических, полная драматизма и трагедий страница в летописи Великой Отечественной войны.

27 января 1944 года в ходе проведения войсками Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов и Балтийского флота, Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции (14.01—01.03.1944 г.) была окончательно снята блокада Ленинграда. 18-я немецкая армия понесла тяжелые потери, но, когда гитлеровцы переправились на левый берег реки Нарвы, они оказали решительное сопротивление частям 2-й ударной армии. Лобовые атаки наших войск успеха не имели, и наступление захлебнулось. Для оказания содействия соединениям 2-й ударной армии в ночь на 14 февраля был высажен тактический десант под общим руководством командира Островной военно-морской базы контр-адмирала Г. Жукова и командира сил высадки капитана 2-го ранга Г. Горбачева. В десант были выделены батальон автоматчиков
260-й бригады морской пехоты Балтийского флота под командованием майора С. Маслова и приданная стрелковая рота, которой командовал старший лейтенант Ф. Заволокин. Артиллерийскую поддержку десанта осуществлял отряд кораблей в составе трех канонерских лодок и восьми тральщиков. Имелось также и воздушное прикрытие десантно-высадочных средств
.

Десантники были скрытно доставлены с острова Лавенсаари к побережью Нарвского залива специально сформированным отрядом сил высадки из четырех бронекатеров и восьми «малых охотников». Переход отряда обеспечивала тральная группа из десяти катеров-тральщиков островной ВМБ. Первый эшелон десанта высадился около 4 часов утра. Противник был застигнут врасплох, и первый бросок десанта не встретил противодействия. Но вскоре гитлеровцы открыли по району высадки массированный огонь с применением артиллерии и минометов. Внезапности не получилось, и надо было принимать бой, отбиваясь стрелковым оружием и гранатами. Средств усиления батальон не получил, да и неверная информация разведки Ленинградского фронта в районе высадки сыграла свою роковую роль. Немцы предусмотрели возможность десанта и сильно укрепили оборону побережья.

     В ходе боя десант разделился на четыре группы, пробиваясь к железнодорожной станции Аувере на соединение с войсками 2-й ударной армии. При высадке был ранен в ногу командир десанта Степан Петрович Маслов. Комбат принял на себя командование большей частью батальона — около трехсот человек. Заняв высоту у шоссе Таллин — Нарва, десантники приняли неравный бой. Во второй половине дня 15 февраля героически погиб командир десанта. Командование батальоном принял раненый замполит капитан Дмитрий Саньков.  В числе десантников было восемь девушек.

Это радистки:
  • Лида Архипова
  • Женя Татлинова
  • Лида Жигалова
  • Хиня Ламм
  • Аня Торошина
  • Аня Устюжина
Санитарки:
  • Ирина Можайская
  • Надя Ковалевская

Только одной из них — Анне Устюжаниной — довелось вернуться. При высадке она была ранена и доставлена на корабле в Кронштадт.

 Девушки-десантницы в десанте Мерекюля
Целовались.
Плакали
И пели.
Шли в штыки.
И прямо на бегу
Девочка в заштопанной шинели
Разбросала руки на снегу
.
                                                   Юлия Друнина.

              ВысадкаMerekula_Mariya_1.jpg десанта планировалась тремя эшелонами. Радисток так и распределили: в каждом эшелоне – по две. Первый эшелон, шедший на восьми более быстроходных МО («малых охотниках»), составляла первая рота капитана Козлова, радистки – Лида Архипова и Лида Жегалова; второй эшелон (пять кораблей) – вторая рота старшего лейтенанта Зосимова, радистки – Инна Ламм и Аня Торощина; в третьем эшелоне на бронекатерах и катерах-тральщиках находились основные силы десанта – третья и четвертая роты. Эту группу возглавлял сам комбат. В третьем эшелоне находились и лучшие радистки бригады – Женя Титлинова и Аня Устюжанина, санинструкторы Ира Можайская и Надя Ковалевская.

 Первый эшелон 
 Лида Архипова и Лида Жегалова

Merekula_Mariya_2.jpgВысадились благополучно, но замочили рацию.Огорченные своей неудачей, девушки не замечали опасности, не замечали стоявшего вокруг грохота и треска. «Мы виноваты, не уберегли рацию, из-за нас может сорваться выполнение боевой задачи», сверлила мозг одна и та же мысль.

- Что же делать? – вслух сказала Лида Архипова.

 - Надо доложить командиру, - как всегда, чуть помедлив, ответила Лида Жегалова.

Неожиданно появился капитан Козлов со своим ординарцем. Командир роты присел на корточки возле девушек и сразу понял, в чем дело.

Merekula_Mariya_3.jpg - Намокла? – только и спросил он. – Ну что ж, будем выполнять вариант, предусмотренный на случай, если не станет связи. Разбейте рацию и бросьте ее. Идемте с нами. Капитан встал, вскочили на ноги радистки. И в этот момент вражеский снаряд рванул землю и воздух. Последнее, что видела Лида Архипова – это огромное ярко-красное пламя, превратившееся в абсолютную темноту…..

 Второй эшелон

 Хиня Ламм и Аня Торощина

Merekula_Mariya_4.jpgБронекатер, на котором находились Хиня Ламм и Аня Торощина, подошел к отмели немного правее того места, где высаживался первый эшелон. Шестиметровые сходни установить не удалось: скользнув, они ушли в воду. И тогда была подана команда: - Прыгать!

….

Аня слышала, как за спиной, там, где остался катер, перекрывая треск, гул, свист и шипенье, что-то грохнуло, и яркая вспышка осветила недалекий уже берег. Она не видела, как в этот момент возле Хини Ламм, только что спрыгнувшей с корабля, возник высокий столб воды и огня. Хиня резко дернулась в сторону, взмахнула рукой и ушла под воду….

…..

Merekula_Mariya_5.jpgАня находилась в группе саперов лейтенанта Кузнецова. Делала то, что делали они: стреляла из автомата, бросала гранаты, резала финским ножом провода связи, а в мыслях было только одно: «Инна, Инна… Мы с тобой не смогли установить связь, которая, наверное, очень нужна командованию. Но я жива, а ты…»

Постепенно ею овладела ярость. «За Инну!» - не чувствуя страха, выпрямившись в рост, длинными очередями била Аня по тому месту, где находилось вражеское пулеметное гнездо, замечено по вспышкам выстрелов.

«За Инну!» - и летела граната к амбразуре вражеского дзота.

Подавив на берегу несколько немецких огневых точек, группа ворвалась в деревню.

 Мерекюла

Увидев за огородами мачту радиостанции, Аня бросилась в переулок, приготовив свою последнюю гранату. Внезапно рядом оказался тот самый десантник, который поддерживал ее при высадке.

 - Это ты, сестренка? – выдохнул он. – Правильно: надо прежде всего лишить фашистов связи. Я возьму на себя правую машину, ты левую.

Навстречу, от радиостанции, хлынула автоматная очередь. Мимо! Аня и ее товарищ одновременно метнули по гранате. Одна из машин запылала, вторая резко накренилась. Десантники густо прострочили фургоны машин из автоматов.

 - Прикончим и эту? – моряк указал на видневшуюся в стороне еще одну машину с антенной.

 - Да! – коротко ответила Аня, меняя диск.

Они не учли одного: переулок, а вернее дорога меж огородами, по которой бежали Аня и моряк, хорошо просматривалась на фоне горевшей радиостанции. И когда два силуэта приблизились к цели, оттуда заговорил пулемет.

Три или четыре почти одновременных удара  в грудь, слившись в один невиданной силы удар, остановили девушку. С пробитым насквозь сердцем она еще сделала два шага и рухнула, обнимая землю руками.

Сраженный пулеметной очередью, рядом упал ее товарищ.

Третий эшелон
 Аня Устюжанина (единственная выжившая девушка из этого десанта)

Бронекатер, на котором находился комбат со своим штабом, а так же девушки-радистки Женя Титлинова и Аня Устюжанина и санинструкторы Надя Ковалевская и Merekula_Mariya_6.jpgИра Можайская, начал высадку последним. За минуту до высадки, сразу же после команды «Приготовится!», с Аней случилось несчастье. Плотно одетая в полушубок и поверх всего прорезиненный костюм, сильно стеснявший движение, она попыталась смаху забросить за спину почти пудовый груз – блок с батареями питания для радиостанции. Взмах получился неловким и девушка, мгновенно побледнев, негромко охнула и присела на палубу. Женя бросилась к подруге.  - Что с тобой? Ты ранена? - Н-не знаю, - сквозь зубы ответила Аня. – Плечо…Надя Ковалевская быстро ощупала плечо и рукав висевшей, как плеть, Аниной руки. - Вывих, - определила она. – Не повезло тебе. - Да помогите же надеть лямки с этими проклятыми батареями, - просила Аня. - Отставить! – вмешался старший лейтенант Кузьменко. – Передайте кому-нибудь батареи, а сами возвращайтесь.  - Товарищ старший лейтенант! – взмолилась Аня. – Я должна идти вместе со всеми. Рука заживет. Я никому не стану обузой… - Этого еще не хватало, - командир роты был непреклонен. – Приказываю возвратиться на базу!Володя Голубев, десантник, с которым девушки познакомились на Лавенсаари, подхватил злополучные батареи и взвалили их себе на плечо. - Прощай, Аня! – негромко сказала Женя Титлинова. - До свидания, Женечка! До свидания, ребята! – глотая слезы, говорила Аня.Она стояла и смотрела, как десантники покидали корабль.…..

 Женя Титлинова

При высадке двумя пулями была разбита рация. Merekula_Mariya_7.jpgКомбат (майор Маслов) отправил связных к Козлову и Зосимову (командирам первых двух эшелонов), с приказом связаться с базой и доложить о высадке, о том, что встретили сильное сопротивление, задачу выполняем, однако необходима поддержка.…  Но он не знал, что все три радиостанции, приданные батальону, выведены из строя, а из пяти высадившихся радисток, в живых осталась одна Женя Титлинова. Не знал он и того, что оба командира рот к этому моменту уже тоже погибли.Медлить было нельзя, и комбат решил основные силы батальона двинуть прямо на юг, к Пухково и далее на Лаагна, чтобы выйти на шоссе Нарва-Таллин и перерезать его.Вот оно, шоссе! Сзади, справа, осталась деревня Мерекюла, где еще гремит бой и полыхают пожары, впереди – Пухково. Со стороны Мерекюла на дороге показались фигурки людей. Кто это – наши или немцы? Фашисты! Драпает немчура из Мерекюла. Сейчас мы ее встретим!Старший лейтенант Кузьменко оценил обстановку. Задержать и уничтожить бегущих из Мерекюла врагов не составит труда. Но впереди у дороги возвышенность, а на ней - вражеская батарея. Четыре универсальных орудия ведут огонь прямой наводкой. Бешеный огонь, снаряд за снарядом, огонь по группе майора Маслова. Эта батарея может сорвать всю операцию.Старший лейтенант решил немедленно атаковать батарею. Вряд ли морские пехотинцы сумеют уничтожить ее, но они заставят – заставят! – перенести огонь на атакующих, и тогда основные силы батальона выполнят свою задачу. Однако три взвода уже ввязались в бой с фашистами, бегущими из Мерекюла. Командир роты решил использовать свой резерв – четвертый взвод.Автоматчики ринулись к артиллерийской позиции. Десантники и с ними Женя Титлинова ползком поднялись по склону и тоже устремились в атаку на батарею. Это был их последний бросок – бросок в бессмертие.Женя видела, как фашисты заметались на высоте и стали разворачивать орудия в сторону атакующих, в ее сторону. Она понимала замысел командира роты, который шел вместе с ними, шел впереди всех: не допустить, чтобы фашисты расстреляли основную группу десантников, выручить товарищей.Женя вместе со всеми ползла, бежала, кричала «Ура!», строчила из автомата. Увидев перед позицией вражеской батареи колючую проволоку, лихорадочно соображала, как,  в каком месте преодолеть ее. Страха не было. Была ненависть к врагу.Немецкие пушки ударили в упор. В лицо наступавшим рвануло пламя. Несколько десантников, словно споткнувшись о что-то, упали и не делали попыток подняться. Кто-то крикнул: - Командира убило!И снова пламя в упор. Среди атакующих – новые потери.Кажется, вот-вот задохнется атака. От взвода едва ли осталась половина, готовая залечь под шквалом вражеского огня. И тогда Женя, опередив всех, бросилась к колючке, в которой уже гранатами была проделана брешь: - За Родину! Вперед, братишки! – прозвенел ее голос.Десантники снова ринулись вперед, навстречу огню. Огонь, пока что щадивший девушку в полушубке с автоматом в одной руке и с гранатой в другой, вдруг охватил ее всю. Она даже не упала, она умерла на бегу, совершив подвиг во имя нашей святой победы.Взвод полностью погиб на этой высоте. Но он сделала в масштабах батальона то, что сделал десантный батальон в масштабах фронта: отвлек на себя силы врага, обеспечил успешное выполнение боевой задачи своим товарищам.

Ира Можайская и Надя Ковалевская

К девяти часам утра майор Маслов почти без потерь выел свою группу к небольшой высоте, поросшей редколесьем. До Лаагна - конечной цели десанта – оставалось два километра. В это время разведчики доложили комбату, что и справа, и слева обнаружены большие силы фашистов. Майор приказал занять круговую оборону. Merekula_Mariya_8.jpgНе успели десантники отрыть в снегу и мерзлом грунте ячейки, как над высотой развернулось двенадцать «юнкерсов». Земля затряслась от взрывов бомб. А в полукилометре от высоты выпрыгивали из автофургонов немецкие солдаты. С юга от шоссе Таллин – Нарва появились силуэты танков «тигр». К вою бомб присоединились взрывы снарядов. Началась первая вражеская атака….. В этот день десантники отбили девять вражеских атак. Санинструкторы Ирина Можайская и Надежда Ковалевская хлопотали возле раненых, а их прибывало с каждой минутой. Медсестры под огнем перетаскивали раненых в относительно безопасное место, делали перевязки и снова появлялись там, где требовалась их помощь. Девушки изнемогали, у них не было даже минутной передышки между вражескими атаками – как раз в это время десантники приносили новых раненых. К вечеру их число увеличилось до пятидесяти, тех, которые не могли двигаться. Легко раненные после перевязки тут же уходили, чтобы занять оборону. Надя плакала от бессилия, от того, что уже не могла помочь своим товарищам: кончились бинты, кончилась вода во фляжках. Но даже не это было самым страшным. Большинство десантников при высадке зачерпнуло в прорезиненные костюмы воды, и многие с четырех утра были мокрыми до нитки. Пока шли и бежали, это не так чувствовалось, но раненые, лежавшие без движения в снегу, замерзали. И Надя решилась. Когда захлебнулась очередная атака гитлеровцев и наступило относительное затишье, медсестра Ковалевская, перевалившись через бруствер окопчика, поползла вниз по склону.  - Ты куда? – крикнула Ира Можайская.  - Я сейчас, - не оборачиваясь, ответила Надя. Она поползла по закопченному, изрытому снарядами и минами снегу к ближайшему серо-зеленому холмику – убитому немецкому солдату. Вот она уже рядом с немцем и тормошит его, стаскивая с трупа шинель. Покончив с одним немцем, Надя переползла ко второму убитому врагу. Операция эта заняла пять-семь минут, и вот уже медсестра возвращается с двумя шинелями, немецким автоматом и фляжкой. Затаив дыхание, следили за отважной девушкой десантники, готовые в любую минуту прикрыть ее огнем своих автоматов. Тяжело дыша, Надя передала шинели раненым. Потом села на снег, привалившись спиной к сосне, закрыла глаза и сказала:  - Разрежьте на портянки. Я приволоку еще.  - Спасибо, сестра,  - за всех сказал комиссар батальона Дмитрий Петрович Саньков – Спасибо, родная, и, пожалуйста, береги себя.…. И еще одну атаку врага отбили десантники на безымянной высоте. Снова откатились враги. И снова Надя ползла вниз по склону высотки. Но теперь она была не одна. Еще несколько моряков, работая локтями, добирались до трупов фашистских солдат, снимали с убитых шинели и возвращались на высоту, чтобы передать их раненным товарищам. Острые финские ножи десантников кромсали шинельное сукно на портянки. Переобували в первую очередь замерзающих тех, кто был ранен еще утром и днем. Третья вылазка Надежды Ковалевской на склон высоты оказалась трагической. Уже смеркалось. Становилось ясным, что на сегодня атак противника больше не будет и что решающая схватка с врагом, очевидно, произойдет завтра. Фашисты прекратили пулеметный огонь, лишь изредка на высоте рвались мины. Бой затих. Может поэтому и не поостереглась Надя… Мичман Касаткин, вынесший Ковалевскую на руках, не скрывая слез, рассказывал:  - Я находился метрах в пятидесяти от Надюши. Она приближалась к одному немцу, я – к другому. Вдруг слышу пистолетный выстрел. Бросился сестренке на помощь, да опоздал. Немец-то, офицер, раненый оказался, ну и выстрелил в упор. Прямо в сердце метил, собака. Я задушил его. Вот пистолет, документы… Плакала Ирина Можайская. Насупившись, молчали десантники. Глубокая воронка от разорвавшегося снаряда вскоре стала братской могилой Нади и других моряков, погибших в этот страшный день. Атака следовала за атакой, сливаясь в один сплошной бой. На склонах горели несколько вражеских танков. В некоторых местах фашисты сумели вклиниться в оборону десантников и отсечь часть советских бойцов от основного отряда. В двойном окружении дрались двадцать четыре моряка во главе со старшим лейтенантом Василием Павловичем Долгих. Старший лейтенант Василий Семенович Ильющенко, мичман Михаил Николаевич Касаткин и еще девять моряков оказались в другом таком же двойном кольце. Когда солнце клонилось к закату, погибли командир батальона майор Степан Петрович Маслов и санинструктор  сержант Ирина Можайская. К этому времени  на западном склоне высоты возникла критическая обстановка: казалось, что фашистам удалось прорваться в расположение обороняющихся. Каски немецких солдат замелькали среди редколесья. И тогда дважды раненый майор Маслов с автоматами в той и другой руке поднялся из окопа.  - За мной, балтийцы! – негромко, но отчетливо выкрикнул он. Комбат повел десантников в очередную яростную контратаку. Вместе с моряками бросилась в атаку и медсестра. Уставшая до предела, оглохшая от грохота боя, она могла бы удивиться, откуда только у нее нашлись силы. Глаза Ирины горели ненавистью, в залитом кровью белом полушубке, с развевающимися на ветру волосами она была страшна для врагов. Ира стреляла длинными очередями, и каждый раз, когда на землю падал враг, скошенный ее автоматом, кричала:  - Получай, гад! Получай! Но стреляли и враги. Пули проносились слева и справа, стучали о стволы деревьев. Ира за эти двое суток научилась не обращать на них внимания. И вдруг испугалась: она увидела, как стрелявший на ходу майор резко остановился, выпрямился, словно столкнулся с невидимой стеной, и рухнул на землю.  - Комбат! – вскрикнула девушка и бросилась к майору. Она упала ничком возле комбата. Автоматная очередь, может быть, того самого фашиста, который сразил майора Маслова, оборвала и ее жизнь…Десантники уничтожили еще не один десяток гитлеровцев, отбивая атаку за атакой. После гибели майора Маслова моряками командовал замполит Саньков. Четверо суток, почти сто героических часов продолжалась смертельная схватка с врагом. Десантный батальон погиб. В нем было 423 бойца. Пробились к своим пятеро: Анатолий Мефодиевич Любимов, Иван Васильевич Матеуш, Григорий Васильевич Семенкин, Василий Семенович Ильющенко, Александр Васильевич Засосов. Батальон погиб, но он выполнил важную боевую задачу.

 ***

За пять дней боев балтийцы разгромили штаб гитлеровской дивизии, уничтожили более двух десятков танков и истребили около полутора тысяч солдат противника. Но сами погибли почти все. В ночь на 20 февраля лишь отдельные бойцы смогли пробиться к войскам 2-й ударной армии. Позже удалось установить имена четырнадцати человек, оставшихся в живых. Среди них бывший комсорг саперной роты 260-й отдельной бригады морской пехоты Николай Сазонов. В бою он был тяжело ранен, прошел через все муки плена. После войны мужественный человек, у которого были ампутировали обе ноги, стал заслуженным учителем страны. Иван Васильевич Метеуш, единственный из группы лейтенанта Любимова, пробился к станции Аувере. Последнее время он проживал на Украине. Калининградец Александр Васильевич Засосов тоже чудом остался жив. Раненный в лицо, с обмороженными ногами, он набрел через несколько дней после боя на дозор наших войск.

Merekula_Mariya_9.jpgНа берегу Нарвского залива у деревни Мерекюла установлен памятник десантникам. На огромной глыбе красного гранита, увенчанной золотой пятиконечной звездой, покоится якорь с цепью. 8 мая 1972 года состоялось его торжественное открытие. На полированной плите — надпись на русском и эстонском языках: «Здесь, в Мерекюла, в феврале 1944 года героически сражались моряки-десантники за освобождение Советской Эстонии от немецких фашистов. Вечная слава героям!»

 P.S.  Оценка результатов десанта с двух противостоящих позиций
 Кариус О. «Тигры» в грязи. Воспоминания немецкого танкиста. 

Противник предпринял еще одну попытку достичь своей цели. Понимая, что ничего не добьется, атакуя из «восточного мешка», взялся за реализацию идеи высадки десанта с моря. Мы знали об этом намерении из показаний пленных. Даже поезда близ Силламяэ были подготовлены для операции «Морской лев». Под этим кодовым названием проходила операция, включавшая в себя оборонительные контрмеры.Русские попытались высадиться к северу от «детского дома», у Марекюла. Мы немедленно двинулись к побережью с несколькими танками.Большая часть десантных судов была уже уничтожена в море противотанковыми пушками дивизии «Фельдхернхалле».Когда мы прибыли, увидели горевшие суда, которые дрейфовали по воде. Немногим русским удалось добраться до берега, но вскоре они попали в плен за линией нашего фронта. Как мы потом установили, это были прекрасно вооруженные элитные подразделения. По их словам, операция была точно отрепетирована. Она не должна была начаться до тех пор, пока не будет осуществлен прорыв в «восточном мешке». Но даже несмотря на то, что осуществить его русским так и не удалось, они все равно попытались высадить десант, но в результате только пожертвовали хорошими солдатами.Несмотря на то что русские проиграли, призрак операции «Морской лев» преследовал нас еще долго, особенно по ночам. Однако в оставшееся время нашего пребывания на нарвском участке попыток повторить эту операцию не предпринималось. 

Директива Наркома ВМФ № 39/ш командующему КБФ
Копия: Командующему ЛВФ 18 февраля 1944г. 19 ч 30 мин

С выводами по десантной операции 14 февраля в Нарвском заливе, данными Петровым в №4897ш, не согласен. Ваших выводов нет. (Дописано Н.Г.Кузнецовым)
1.Отряд кораблей, высадивших десант на берег и не обеспечивший огнем оперативной самостоятельности десанта на берегу, не может считаться ни в коем случае выполнившим свою задачу.
2.Такой небольшой по численности десант автоматчиков без артиллерийских средств мог быть успешным только при явном отходе частей противника с ограниченной задачей перехвата приморской шоссейной дороги или быстрого соединения с наступающими частями фронта. По донесению штаба КБФ замысел и был примерно таким. Десант высажен в расположение сильных частей противника, стоящих в обороне.
3.Корабли поддержки - канлодки - должны были действовать более решительно и настойчиво и не уходить на Левенсари до окончания решения своей задачи.
4.С рассветом необходимо было обеспечивать действия десанта на берегу организованными массированными действиями авиации флота, сняв ее с других направлений.
5.Должного знания обстановки в районе высадки десанта, по видимому, не было. Допущенные ошибки проанализируйте и учтите в проведении последующих операций.

КУЗНЕЦОВ

ЦВМА. Ф.216.Д. 12892, Л 130-131. Подлинник Н.

Оценок несколько и все они разные, но одно, несомненно, каждый матрос в этом  десанте выполнил свой долг полностью, перед своей Родиной и перед нами, своими потомками. А наш долг, собрать по крупицам память о тех страшных днях, бережно ее сохранить, передать своим детям и ВСЕГДА ПОМНИТЬ,  КТО ПОБЕДИЛ В ЭТОЙ ВОЙНЕ. Помнить каждую каплю крови, чтобы не напрасно была пролита, каждый предсмертный вздох, каждого поименно, кто воевал и кто трудился у станков - все знать, и помнить, что мы ВЕЛИКИЙ НАРОД, РОССИЙСКИЙ НАРОД, и мы гордимся своей страной, ее героями и ее  славными победами!

Литература:
1. Н. Колеватов, В. Серченков «Десантницы» Документальная повесть, 1978г. Волго-Вятское книжное издательство.
2.
КНИГА ПАМЯТИ  Калининградской области     (том 21 стр. 226 - 227)
3. Юлия Друнина, стихи
4. Кариус О. «Тигры» в грязи.
Воспоминания немецкого танкиста. — М.: Центрополиграф, 2004

 Подпись_Мария_Кецко

Разделы сайта:

Петергофские десанты октября 1941 года часть 1

Петергофские десанты октября 1941 года часть 2

6-я отдельная бригада морской пехоты. 1941-1943 гг.

Десант в Мерекюла. Февраль 1944 г.

Мерекюла. Девушки-десантницы

Мерекюла. Память сквозь годы...

Моонзундская операция

Бьёркская операция

Герои Советского Союза

Раритеты военных лет