на главную / Творчество наше и о нас / Поэзия / 

Гвардии полковник В.П. Никулин

  

NikulinVP1

Комментарий соавтора Проекта:

Валентина Петровича очень хорошо помню по своей службе, тем более что Артиллерия и ПВО полка всегда дружили и я часто бывал у своих друзей-артиллеристов. Валентин Петрович (тогда еще майор) всегда производил впечатление гранитного утеса. И фигурой и своим всегда невозмутимым поведением он вселял в подчиненных спокойствие и уверенность. Сколько было всяких внештатных ситуаций... Но всегда помнится непоколебимая глыба майора Никулина....подтягивающего перчатки. Ни разу я не слышал что бы он сорвался на крик...И за всем этим спокойствием такая чуткая и поэтическая душа...

Андрей Муравьев

Гвардии полковник Никулин Валентин Петрович, начальник артиллерии 336-го полка Морской Пехоты ДКБФ. Годы службы в полку с 1971 по 1978. Страничка биографии и фотогалереи Валентина Петровича тут:  http://belostokskaya.ru/history/veteran/Nikulin/

 

 

 

 

 

 

Я служу в Морской Пехоте

Люблю я будни пехоты морской,
В них что-то от вечного боя.
И сердцем я спёкся с нелегкой судьбой
И сердце не знает покоя.

1.

Отрок вихрастый ко мне обратился,
Молил рассказать о пехоте морской.
В неё он как в юную фею влюбился,
И службы себе он не мыслил иной

Книги я взял, пролистал по порядку
Портреты героев известных списал.
Слушай же, отрок, рассказ мой простой
О буднях нелёгких пехоты морской.

 
 
2.

Морская пехота, рожденная в море,
Бороздит океаны с ветрами в споре.
В небе, на суше и в дальнем походе
Слава гвардейская крепнет в народе.

"Чёрною смертью" назвали пехоту
За дерзость в атаках, за преданность флоту.
"Смертью в бушлатах" прозвали фашисты,
Встреч избегая с "силой нечистой".
Сеяла ужас в стане врагов
Морская пехота гвардейских полков.

Бушлат, бескозырка - вот гордость пехоты,
В тельняшке по пояс шли парни на доты.
И слава героев катилась как вал,
В Пиллау предшественник мой воевал

Себя не щадил он в неравном бою,
И отдал мятежную юность свою
Живущим сегодня, грядущим векам
И подвиг его унаследовать нам.

И в память герою на кромке земли
Стоит, возвышаясь в лазурной дали,
Игла обелиска. И вечный огонь
Её согревает закованный в бронь.

 
3.

На плацу асфальтовом, от края и до края,
Сияя цветом базальтовым, стоит пехота морская.
Ветер с Балтики шквальный неистово знамя полощет,
Блеск воронёной стали - символ гвардейской мощи.

Вымпелы алые рдеют, якоря на солнце горят,

Мужеством гордым веют лица отважных ребят.
Береты заломлены лихо у сильных смелых парней,

В мире спокойно и тихо - на страже пехота морей.

 
4.

Я в пехоте новичок, а в морской - тем более.
Не скажу, что простачок, что не видел моря я,
Что страшусь пучины волн, грохота прибоя,
Море - это синий лён на бескрайнем поле

Я люблю простор полей, даль родного края.
Только знаю - у морей лирика иная.
Грохочет вал, дробится вал и низко лезут тучи,
Мне бури плачущей накал спокойной лиры лучше.

 

5.

Я как в огне, я как в бреду, забыты страх и боли,
И флаги рвутся на ветру в горле привкус соли,
А ветер стонет и ревёт, упрямый и жестокий.
Громады волн легко несет, укладывая в строки.

От шторма в глубь материка умчались чайки-недотроги,
Им неуютны берега и крики их полны тревоги.
Люблю я чайки плавный лёт, изгиб крыла рациональный
Она, я думал, бури ждёт. Я не хочу прослыть банальным.

Но не для бури создана стихии вольная царица,
А за бортом шумит волна, и ночью мне уже не спится.
Люблю я бури первый гром - тогда я сердцем молодею,
И покидая тихий дом мечтой излюбленной болею.

Иду наперекор ветрам, наперекор стихии вольной
Я страсть боренья не отдам беседе тихой а и застольной.
Мгновенья бури мне милей, чем будней усыпленье,
Они прольют в груди моей истоки вдохновенья.

 

6.

Я помню был день воскресный, тихо шумел прибой,
Народ, и приезжий и местный, на море спешил толпой,
Гуляли, янтарь ловили, по лесу брели наугад,
Мы редко беспечными были, неся свой служебный наряд.

Вдруг что-то хлестнуло по нервам, заныло тревожно в груди,
Увидев посыльного первым я бросил жене: "не жди",
Знакомо так слово "тревога". Минута на сбор и вперёд.
Несут перелеском ноги, и смотрит нам вслед народ.

Все в сборе. Вопрос за вопросом, их было, считай, миллионы
Застыли в строю матросы. Слушай приказ, батальон.
Марш совершить на погрузку, ждут самолеты "Антей",
Машины, ревут с перегрузкой. Гони, брат-водитель скорей.

На поле гудят самолеты, готовые в небо взлететь.
Тревога на лицах пилотов, путь долгий и надо успеть.
Эхо воины грохочет - это бомбят Асуан,
Феллах под покровом ночи молится в свои Коран.

Прощание было недолгим, "Антеи" пошли на взлет,
Стал воздух как будто колким, что-то парней там ждёт.
Растаяли в небе точки, рассеялся сизый дым,
Под черным покровом ночи дорога лежала в Крым.

 

7.

Октябрь гудит жестокими ветрами,
И вихрь листву опавшую кружит
За дальними синайскими холмами
Земля от взрывов натужно дрожит

Она горит, вздымая горечь дыма,
Земля арабов испокон веков
Ещё не позабыта Хиросима,
Ещё Вьетнама не остыла кровь.

Войны холодной мерзкая природа
забвению ещё не предана.
А горстка алчных энного народа
Спокойствие у мира отняла.

Тревожит сон орудий канонада,
И мир, следит, дыханье затаив,
Как рыжих танков злобная громада
Стремит вперёд, как пагубный прилив

Ревут "Фантомы", ужас извергая,
Горит земля и плавится металл.
И, бомбами дорогу выстилая,
0т дикой злобы янки хохотал.

И вот, покинув мирное жилище,
И в долгий путь собравшись налегке,
Бредёт феллах, пристанище он ищет
На Родине, пылающей в огне.

И стал привал ему последним домом,
Он так и умер, не дождавшись дня.
И смерть пришла, укрывшись под покровом
Тревожной ночи, плача и скорбя.

Скорбите люди варварству живущих
Скажите "Нет!" разнузданной войне,
Доколь еще интриги властьимущих
Нам будут мир тревожить на земле.

 

8.

Раскрыв могучей пасти зев,
Колонну жадно поглощая,
Кормою в воду чуть осев,
Стоит корабль, волна крутая

Его высокий лижет бок,
И с шумом в берег ударяет,
Легко взбегает на песок,
И с неохотой отступает.

Нетерпеливый командир
Секундам счёт ведёт суровый,
Вот замешкался один
На глубине полуметровой,

Но это был всего лишь миг,
И снова стройной чередою,
Идут машины. Чаек крик,
Летит призывно над водою,

В выси стремительно кружа,
Они зовут в поход суровый,
Туда, где взрывами дрожа,
Горит земля и дым багровый.

Застлал далёкий, горизонт,
Где в небе "ястребы" кружатся,
И танки грозные стремятся
Всё сокрушить, ломая фронт.
Корабль загружен. Ворота,
На корабле уже закрыты.
Шеренгой плотной у борта
Стоят, друзьями не забыты.

Все те, кто в долгий путь идёт.
Вбирая жадными глазами,
Любимых рук прощальный взлёт.
Они готовы вместе с нами,

Идти туда, где бой кипит,
Смертельно спорит сталь со сталью,
Где тень зловещая скользит
Фантомов над людской печалью.

 
9.

Ходили мы походами в далёкие края,
На сотни верст от гавани пробита колея.
И был привал с рассветами, с закатом шли вперёд,
Жевали чай с галетами, с тушёнкой бутерброд,

Не спится ночью тёмною: "Водитель, не усни!".
Ответственность огромную те мальчики несли.
В поход кровать перинную с собою не возьмёшь,
И песни ночью длинною не раз ты пропоешь

Машина неуютная, не вытянешь и ног,
Текут потоки мутные, чуть ступишь за порог,
Прикован взгляд к обочине, не угоди в кювет,
На лицах озабоченность, за всё несёшь ответ

То вдруг туман навалится, он просто ни к чему,
Он нам природой дарится не знаю почему.
Лицо покрыто инеем, морозец щёки жжёт,
А ветер так беснуется - вот-вот и унесёт

А впереди Лиепая, туда мы держим путь,
тревожит мысль тяжёлая, ах как бы не уснуть.
Мы в лес дремучий въехали, и можно бы поспать,
Но как бы нам с погрузкою в тот день не опоздать

 

10.

Вспомни, комбат, учебный тот бой
В водах далёкой Либавы,
Море билось студёной волной
В бетонные стенки причалов

ветер неистовый волны швырял
Столбами в хмурые тучи,
Помню, Михайлин тогда сказал-
Призыв полетел зовущий.
В речи недлиной
три дерзкие слова:
- "Грузиться будете, братцы!"
-"Так точно, будем, всегда готовы!
Ставьте задачу вкратце!".

Аппарель по стенке пляшет
В такт с ударами волны,
Командир флажками машет:
"побыстрее заходи!".

БТР завис над бездной,
Сердце замерло на миг,
Глотки даже и железной,
Не расслышать грозный крик.

Там я видел подвиг мирный,
низко плыли в небе тучи,
А комбат кричал надрывно:
"Выворачивай руль круче!"

Лезут строем, по-порядку
БТРы в пасть немую,
ТУт геройство без остатку
Я пою судьбу такую!

Вытер пот комбат устало.
Шла погрузочка с лихвою,
Седины в висках немало,
Хоть годами молод он.

Седина виски нам красит,
И проявится незримо,
Только знаю - не загасит
Жар сердец неукротимых!

 

11.

Я на палубе верхней стою на ветру,
Бесконечна пучина морская
Мы уходим в десант как всегда поутру,
Нетерпеньем и жаждой сгорая.

А пока мы по курсу куда-то идём,
Наверху стон машины чуть глуше,
Содрогается корпус, и слышится в нём
Звон металла, он давит на уши.

Экипаж корабля суетится в делах,
И команды разносятся звонко.
Вахта юных парней, позабыв всякий страх,
Лихо ходит в жилетах у кромки.

Сколько гордости светится в лицах ребят,
Пусть они и не "волки морские".
Широко свои ноги расставив стоят,
Есть уральские здесь и псковские.

Ночь спустилась нежданно на синюю даль,
Ярко светят огни ходовые.
С шумом режет волну корабельная сталь,
Зорко смотрят вперёд рулевые.

А машины в твиндеках уснувших стоят
Укрощённые нитями тросов
Охраняет их сон заступивший наряд,
Что назначен из лучших матросов.

 

12.

В тесном кубрике льётся неспешная речь,
Старики вспоминают походы.
Тут бы надо по праву людскому прилечь,
Но забыты усталость, невзгоды.

Я походы любил по дорогам морским,
Отчего-то мне сердце щемило.
Быт десанта казался мне детски «мирским»,
Но на деле не так это было.

Я смотрю на восток, скоро вспыхнет рассвет,
И звонки затрещат боевые.
Мы уходим в туман. До свиданья, привет
Стали лица ребят волевые.

Мы по трапам в твиндеки безумно летим.
«Заводи», и взревели машины.
Подготовку на плав, как всегда проследим,
Устраним всех поломок причины.

Цепи сняты с крюков, всё готово на плав,
Вентиляторы стонут надрывно.
Лезу в свой БТР, указание дав,
Чтобы лентою шли неразрывной.

Сходит в воду десант, набегает волна,
И хватает в тугие объятья,
То швырнёт, то закрутит как щепку она…
Пожелайте успеха нам братья.

 
13.

Ещё рассвет не выбился вдали.
Густой туман окрестность облегая,
Укутал боевые корабли,
От острых глаз противника скрывая.

Они идут незримою тропой,
Ощупывая берег зорким взглядом,
Волна шумит устало за кормой,
И шум прибоя слышен где-то рядом.

Пехота в море – значит будет бой,
Учебный бой с противником условным.
Ещё рассвет не вспыхнет зоревой,
Плацдарм захвачен будет безусловно.

Рванули пушки, небо озарив,
Взревела залпов грозных канонада,
В груди отваги чувствую прилив –
Скорее в бой и большего не надо!

Идут машины строгой чередой,
Волна безжалостно их крутит и швыряет,
Пехота вырвется на берег огневой,
Она пути обратного не знает.

Разрывы справа, слева, впереди.
И путь на берег кажется гнетущим.
А ты дойди до берега, дойди,
Твердит мне голос внутренний, зовущий.

Атакой дерзкой взяли мы клочок,
Земли «чужой», но очень даже нужный,
И был смертельным огненный бросок,
Земля стонала голосом натужным.

 

14.

Ревели пушки где-то позади,
Несли снаряды смерть неотвратимо,
И сердце в переполненной груди
Звенело на мотив неповторимый

Пехота цепью поле очертив,
Карабкалась по склонам безымянным,
И был её стремительный порыв
Противнику смертельным и нежданным.

Когда пехота моря впереди,
Когда пошла в атаку дерзновенно,
Когда огонь в клокочущей груди
Нас вдохновил на бой самозабвенный.

Не жди пощады, злобствующий враг,
Не жди от нас желанного спасенья
Тебе наградой будет вечный мрак
Твоим уделом будет должное отмщенье.

Закончен бой. И залпы улеглись.
Орудий, что пехоту поддержали.
Матросы на высотке собрались.
И пот со лба устало вытирали.

Ты отдохнёшь, а завтра снова в бой

Сказал поэт: «покой нам только снится»,

И вслед за убегающей кормой

Мотив «Славянки» долго будет литься…..

 Шилка 454 _ подпись_Андрей Муравьев















 

Разделы сайта:

Гвардии полковник В.П. Никулин

Сержант Владимир Давиденко

Сержант Сергей Канарский