Александр Розин

Советский ВМФ в сдерживании и прекращении «шестидневной войны» в 1967 г. Часть II

Shtat i vetka.png
Такой успех объяснялся вначале не только внезапностью ударов, но и тем, что в этих ударах предполагалось участие американской авиации, о чем говорили арабские лидеры. Полемика по этому вопросу разгорелась между президентом США Джонсоном и Л.Брежневым. Впервые после 1962 года была задействована горячая телефонная линия между Москвой и Вашингтоном, созданная еще в пору Карибского кризиса. Все понимали, что эта полемика весьма опасна и может иметь трагические последствия. Непосредственный участник этих событий В.С.Сысоев так об этом вспоминал: «В это время я был в Средиземном море, и все корабли, находившиеся там, были переданы в мое подчинение. Обстановка усложнялась с каждым часом. Со мной вышел на связь начальник Оперативного управления ВМФ адмирал Смирнов. Когда я спустился с мостика в рубку, Николай Иванович задал мне такой вопрос: "Виктор Сергеевич, можете ли вы мне доложить, участвует ли американская авиация в ударах по Египту?" Я ответил, что на такой вопрос без проработки ответить невозможно. Тогда адмирал Смирнов передал мне следующее: "Через 30 минут я должен получить от вас ответ на поставленный вопрос. При этом ответ должен быть совершенно достоверным". В дальнейшем стало известно, что президент Никсон (здесь адмирал ошибся – президент тогда был Джонсон) в своем разговоре с Брежневым сказал буквально следующее: "Спросите своего адмирала, и он вам скажет, что авиация США1967_1.jpg в войне на стороне Израиля участия не принимает". Я понимал, что от моего ответа зависит дальнейшее развитие событий. Времени было катастрофически мало. Поэтому я принял решение пригласить к микрофонам всех подчиненных мне командиров соединений и кораблей и потребовал от них соответствующих донесений, при этом разрешил работать микрофоном без соблюдения секретности, открытым текстом. Через 30 минут я имел все необходимые мне сведения и передал Смирнову свой вывод о том, что авиация США в ударах по объектам Египта не участвует». Своевременный доклад моряков о неучастии в войне США, остановил возможное столкновение США и СССР, дав дополнительный козырь сторонникам политического разрешения конфликта в советском руководстве. Вопрос об активном военном вмешательстве в войну между Израилем и арабскими странами, стали причиной споров в Политбюро. Министр обороны Гречко занимал антиизраильскую позицию. Среди его сторонников были руководитель КГБ Юрий Андропов и первый секретарь Московского горкома КПСС Николай Егорычев. Последний посетил Египет незадолго до войны и, вернувшись, потребовал увеличить ему военную помощь. Недавно он рассказал, как позвонил Брежневу в тот момент, когда в кабинете генсека находились члены Политбюро, в том числе глава правительства Косыгин. «Косыгин категорически возражал против прямого вмешательства в этот конфликт, – утверждает Егорычев. – Он упорно утверждал, что мы не имеем никакого права вмешиваться и ни в коем случае не должны этого делать». А так как американские самолеты в боевых действиях не участвовали, то и советские остались на земле. А ведь и они готовились вступить в бой. Командир эскадрильи истребителей МиГ-21 в то время Юрий Настенко вспоминает, что 5 июня его и еще одно подразделение ВВС СССР были приведены в состояние повышенной боеготовности. 6-го числа они вылетели на базу, расположенную на южной границе СССР. В течение трех последующих дней летчики то и дело получали приказ сесть в самолеты, пока повышенную готовность окончательно не отменили. «Предполагалось, что мы высадимся в Сирии, – рассказывает Настенко, – а для этого нам нужно было пролететь над территорией Турции, соблюдавшей нейтралитет. Сделать это без разрешения турецких властей значило спровоцировать войну». Ставшие достоянием гласности документы госдепартамента США свидетельствуют о том, что в начале войны Турция получила официальную просьбу от Ирака позволить советским самолетам МиГ-21 пересечь турецкую территорию якобы с целью попасть в Ирак. Турки заподозрили, что Ирак не будет последним пунктом на пути следования советских самолетов, и согласия не дали. Хотя если бы решение было принято, турецкий запрет не остановил бы наши самолеты.
Скоротечность Шестидневной войны попросту не дала возможность флотам Египта и Израиля проявить себя.Состав противоборствующих флотов:

Класс судна

Египет

Израиль

Эсминцы

7

3

Подводные лодки

12

3

Ракетные катера

18

нет

Противолодочные суда

12

1

Торпедные катера

32

8


Египетские ВМС держались традиционно пассивно, несмотря на многократное превосходство в корабельном составе. Единственная наступательная операция египетского флота, привлекшая внимание израильтян, была предпринята 6 июня, когда три подводные лодки приблизились к израильским берегам: одна появилась севернее Хайфы, другая - южнее Хайфы и третья - около Ашдода. Эти лодки не произвели ни одной атаки. Израильские надводные корабли обнаружили и без видимого результата атаковали египетскую ПЛ у Ашдода утром 6 июня, а другая была атакована около полудня 7 июня в районе Хайфы израильским эскортным миноносцем «Хайфа» (бывший египетский Ibrahim El Awal, захваченный в октябре 1956 года). В результате бомбометания на поверхности моря наблюдалось масляное пятно - египетская лодка была повреждена и была вынуждена вернуться в базу (по израильским данным, это была ПЛ проекта 633 с бортовым номером "24"). На Красном море египтяне были также пассивны, хотя там находилось 30% всего египетского флота. Единственное, что египтяне смогли предпринять в ходе войны, это направить в ночь на 6 июня два эсминца и шесть торпедных катеров вверх по Акабскому заливу к Эйлату. Не пройдя половины пути, командование флотилии отказалось от своего намерения, изменило курс и направилось к своим базам. Южнее Эйлата у израильтян было всего три торпедных катера. Даже после окончания войны египетский флот в Красном море не мог вернуться на свои средиземноморские базы: канал был перегорожен по приказу президента Насера погружением барж и двух пришедших в негодность египетских судов, которые долгое время стояли на 1967_2.jpgприколе в Порт-Саиде. Боевым египетским кораблям пришлось взять курс на йеменский порт Ходейду в самой южной точке Красного моря. ВМС Израиля, несмотря на удручающее состояние материальной части флота и на отсутствие современного оборудования, с успехом предотвратили нападение на побережье и мирное население страны с моря, обеспечили свободный проход торговых судов в средиземноморские порты страны и смогли осуществить в ходе войны рейды на главные морские базы противника - Александрию и Порт-Саид - под носом у египетских ВМС. Утром 5 июня израильские корабли произвели демонстративные обстрелы Александрии и Порт-Саида. Атака израильских военных кораблей на Порт-Саид не повела к уничтожению судов противника, но она достигла одной важной цели: предотвратила обстрел Тель-Авива ракетами с радиусом действия 35 миль, снабженными 1000-фунтовыми боеголовками. Этими ракетами были оснащены 18 египетских ракетных катеров. На следующее утро 6 июня, египтяне перевели свой флот из Порт-Саида в Александрию, и Тель-Авив оказался вне досягаемости ракет. Другая операция была проведена в ночь с 5 на 6 июня израильская ПЛ «Танин» (лейтенант-коммандер Абрахам Дрор) скрытно высадила группу из шести боевых пловцов из состава разведывательно-диверсионной 13-й флотилии у входа в порт Александрии. Хотя, судя по всему, целью водолазов были стоянки египетских ПЛ и ракетных катеров, акция фактически провалилась. Согласно египетским данным, израильским боевым пловцам удалось подорвать лишь старую землечерпалку и баржу, а также повредить плавучий док. Вернуться к ожидавшей их подводной лодке диверсанты не смогли и в течение дня 6 июня все они были взяты в плен египтянами. Сама «Танин» обнаружила и атаковала двумя двухторпедными залпами вышедший в базовый дозор египетский фрегат «Эль Тарик» (бывший английский шлюп Whimbrel). Фрегат от торпед уклонился, контратаковал ПЛ глубинными бомбами и повредил ее, она вернулась в Хайфу только 9 июня. В дальнейшем контр-адмирал Дрор стал командующим подводными силами Израиля.
(10.)
К началу войны СССР сконцентрировал в Средиземном море - свыше 40 надводных судов и 16 подводных лодок (3 атомные, 9 больших дизельных и 4 средних).
Главнокомандующий ВМФ 6 июня своей директивой поставил перед силами боевой службы в Средиземном море следующие задачи:
1. Точно знать места авианосцев и других сил США и Англии на Средиземном море.
2. Продолжать разведку атомных подводных лодок США и выявлять их районы боевого патрулирования.
3. Сопровождать советские транспорты, следующие с грузами в порты Сирии и ОАР.
4. При нападении на советские суда защищать их как с воздуха, так и с моря.
Основным противником нашего флота были корабли 6-го флота США, «Русские непрерывно следовали за 6-м флотом на протяжении всего периода кризиса на Среднем Востоке» - заявил позже командующий 60-м оперативным соединением контр-адмирал Лоуренс Грейс на пресс-конференции устроенной, на авианосце «Америка», при этом он, чтобы опровергнуть утверждения что американский флот собирался действовать на стороне Израиля призвал в свидетели … советские корабли.
ПЛАРК «К-131» с 8 крылатыми ракетами находящаяся в Адриатическом море в полночь с 5 на 6 июля получила приказ достичь побережья Израиля и быть готовыми нанести удар по береговым целям. Для того, чтобы добраться из Адриатики до указанной точки надо было пройти мимо Греции, острова Крит но скорость ПЛ при этом должна была бы быть 57 узлов. А ее обычная крейсерская скорость составляла всего 20 узлов. К тому времени, когда прибыли на место, война уже закончилась. Лодку американцы не обнаружили за весь поход ни разу. АПЛ пр.627А «К-52» в ночь с 5 на 6 июня прибыла в район Тель-Авива. Где и находилась до конца войны. «Б-74» в составе группы из трех ПЛ действовали завесой, но друг с другом не общались, ими управлял Главный штаб ВМФ. ПЛ перекрыли выход авианосцу ВМС США в открытое море из главной базы Неаполя между Сицилией и Сардинией. Но американцы прошли через Мессинский пролив. После этого нас бросили на преследование авианосцев (в тот момент в Средиземном море находились два американских авианосца, позже подошел третий). Мы сели на хвост одному из них, несколько раз выходили в условную атаку, оставаясь при этом незамеченными. Если бы был приказ атаковать, мы его наверняка бы потопили. В разгар событий получили шифровку за подписью Главкома ВМФ: «Быть готовыми к использованию спец. оружия». Спец. оружие — это ядерные торпеды. В соответствии с приказом действовали и черноморские ПЛ «С-100» (пр.613) и «С-38» (пр.633) пришедшие на БС в Средиземное море с ПБПЛ «Магомед Гаджиев». За успешное выполнение боевых задач командир ПБПЛ капитан 2 ранга Л.Н.Потехин, командиры ПЛ «С-38» капитан 2 ранга Л.И.Скипидарников и «С-100» капитан 2 ранга В.Я.Барановский, а также командир 27 БПЛ капитан 1 ранга В.И.Герасимов были награждены орденом Красного Знамени. Не остались в стороне и балтийские ПЛ пр.613 – «С-154» и «С-160». Планировалось привлечь их к выполнению специальных задач, так по воспоминаниям адмирала Геннадия Захарова, в 1967 году, во время войны на Ближнем Востоке, он в то время командир группы МРП Балтийского флота, сидел на подлодке вблизи берега Израиля. «Задание было - раздолбать израильские нефтетерминалы и хранилища. Мы бы это сделали, но война кончилась раньше, чем пришла окончательная отмашка к действию». Не обошлось и без неприятностей: с крейсера «Слава» вплавь на американский тральщик сбежал матрос. Было очень много шума. К 7 июня 1967 года израильские танковые части заняли весь Синайский полуостров, принадлежавший Египту, подошли к 1967_3.jpgСуэцкому каналу и захватили сектор Газа; только на Каир было совершено 12 воздушных налетов; целые колонны военных машин, растянувшиеся на 20 миль, были фактически уничтожены. На Иорданском фронте арабы также терпели жестокое поражение: с воздуха были уничтожены иорданские танковые части, занят Старый город в Иерусалиме, а затем Вифлеем, Хеброн и Иерихон, Наблуз, Раммалах и Дженин - таким образом Израиль захватил всю Иорданию к западу от реки Иордан. На Сирийском фронте израильские танки и пехота сумели вторгнуться на значительную часть территории Сирии, заняли Голанские высоты и остановились всего лишь в 12 милях от Дамаска. По настоянию Советского правительства 7 июня было созвано экстренное заседание Совета Безопасности ООН, который вынес резолюцию, содержащую требование о немедленном прекращении военных действий на Ближнем Востоке. В США военные успехи, достигнутые Израилем, были благожелательно восприняты. На организованной 7 июня встрече государственного секретаря Д. Раска с 50 сенаторами царило приподнятое настроение. По словам сенатора К. Кейса, присутствовавшего на этой встрече, Раск был "очень доволен" развитием событий на Ближнем Востоке. Буквально через несколько часов евреи «отблагодарили» американцев. Утром 8 июня американское разведывательное судно «Либерти» было внезапно и жестоко атаковано израильской авиацией и торпедными катерами. Корабль был серьезно поврежден, 34 члена экипажа погибли, более 170 получили ранения. И в этой ситуации первыми свою помощь предложили советские моряки. В 2004г. было опубликовано интервью с одним из членов команды «Либерти» мистером Хранковски в нем он сказал: «американские корабли прибыли спустя 16 часов (после атаки – С.С.). В ту ночь нам предложил помощь советский корабль. Они сказали, что их корабль останется на горизонте, и что они подойдут к нам в случае, если наш корабль пойдет ко дну». Тоже написал бывший офицер «Либерти», старший лейтенант Джеймс Эннес в своей книге “Assault on the Liberty”:“…В течение вечера и ночи, когда судно медленно двигалось в северном направлении, другие суда или самолеты не появлялись. В полночь судно встретило советский ракетный эсминец 626/4, который передал семафор на английском языке. Обмен был следующий:
626/4: Вам нужна помощь?
«Либерти»: Нет, спасибо.
626/4: Я буду рядом, на случай, если понадоблюсь вам.
Следующие шесть часов советский эсминец следовал параллельным курсом на расстоянии нескольких миль. Когда утренняя заря занялась над Средиземным морем, на «Либерти» на экране РЛС были обнаружены на горизонте американские эсминцы "Мэсси" DD-778 (“Massey”) и “Дэвис” DD-937 (“Davis”). Советский эсминец отвернул на восток и «Либерти» присоединился к кораблям 6-го флота. Авианосцы были невдалеке позади эсминцев, и вертолеты утренней смены перевезли тяжело раненых членов экипажа «Либерти» на авианосец, в госпиталь. После этого «Либерти» продолжил движение на Мальту, где, как было объявлено экипажу, Военно-морской суд должен был расследовать обстоятельства нападения на судно». В советских и российских книгах об этом советском корабле сведений нет. 8 июня в Средиземном море произошел очередной инцидент: два советских боевых корабля - эсминец и небольшое патрульное судно «РС-160» (видимо бортовой номер) - начали беспокоить авианосцы американского 6-го флота. Еще 2 июня советский эсминец, вооруженный ракетами приблизился к авианосцу «Америка» и начал его сопровождение, несмотря на протесты американцев что, он мешает их маневрам. 7 июня вице-адмирал Мартин послал официальный протест, после этого судно отстало, но вскоре ему на смену пришло другое. А 7 июня американский ЭМ «LLOYD THOMAS» DD-761 сопровождавший «Америку» установил контакт с неизвестной ПЛ, на поиск ее отправился также ЭМ «SAMPSON» DDG-10 были подняты вертолеты. Контакт удерживали всю ночь, 8 июня к охоте присоединился самолет ПЛО «Нептун». По-видимому, русские решили оказать на американцев давление с тем, чтобы те прекратили поиски советской подводной лодки, которая, как подозревали американцы, находилась в районе боевых действий. Адмирал Мартин приказал убрать советские корабли от авианосца «Америка», в результате американский эсминец «LLOYD THOMAS» едва не столкнулся с советским патрульным судном «РС-160». Подобные случаи были не единичны, так однажды в мае 1967 г. в Средиземном море гидрографическое судно, замаскированное под рыболовецкий траулер попытался приблизиться к авианосцу. С его палубы немедленно поднялся «F-8», который сделал заход на «цель» и... выпустил тормозной щиток, из ниши которого на советское судно посыпались рулоны туалетной бумаги!.. Помимо слежения за 6-м флотом, главная задача заключалась в обеспечении и защите морских перевозок из Черного моря от острова Крит до портов Египта. Защита осуществлялась 1967_4.jpgпатрулированием боевых кораблей на двух рубежах, а транспорты с особо ценным грузом и боевой техникой конвоировались одним - двумя боевыми кораблями. Экипажи «БТЩ-68» (командир К. А. Шовгенов) и «БТЩ-259» (командир капитан-лейтенант Н. А. Крепкер) проявили высокую морскую выучку, выносливость и отвагу в выполнении задач противоминного обеспечения конвоев, судов и боевых кораблей. 10 июня в результате наступления Израиля на Сирию ситуация на фронте обострилась, СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем. Как впоследствии объяснял один из мидовцев, разрыв Советским Союзом дипломатических отношений с Израилем 10 июня был совершен по предложению министра иностранных дел Андрея Громыко, "чтобы бросить кость кремлевским ястребам". Тем не менее по горячей линии от имени Косыгина американцам поступила угроза: "Сейчас наступил очень ответственный момент, который заставляет нас, если в ближайшие часы не прекратятся военные действия, принимать самостоятельные решения. Мы к этому готовы. Однако эти действия могут столкнуть нас, что приведет к большой катастрофе. ...Мы предлагаем вам потребовать от Израиля, чтобы он... безоговорочно прекратил военные действия. ...Предлагаем предупредить Израиль, что за невыполнение этого будут приняты необходимые акции, включая, военные". Макнамара оценивает это послание: "Оно на самом деле гласило: мистер президент, если вы хотите войны, вы получите войну". Советская угроза была связана с тем, что, по словам Косыгина, израильские силы движутся в направлении сирийской столицы, Дамаска. Америка не успевала в этот момент прийти на помощь Израилю. Сразу после начала войны арабские страны обвинили Вашингтон в том, что самолеты 6-го флота США оказывают поддержку ВВС Израиля. Пентагон отдал приказ своим кораблям отойти дальше от зоны боевых действий. В тот момент, когда пришел ультиматум Москвы, американские корабли шли на запад, к Гибралтару, где планировались морские маневры. Глава Пентагона Роберт Макнамара предложил отдать приказ 6-му флоту изменить курс и двигаться к востоку. Глава ЦРУ Ричард Хелмс заметил, что советские подводные лодки, следящие за передвижениями американских кораблей, немедленно сообщат об изменении их курса своему командованию. Выслушав подчиненных, президент Джонсон приказал приблизить корабли 6-го флота США на 50 миль к побережью Сирии, но им для достижения заданного района требовалось время. А высадка советского десанта на сирийское побережье могла начаться раньше, чем американцы успевали развернуть здесь свои силы.
(Продолжение в части III) 

Разделы сайта:

1967. Часть I

1967. Часть II

1967. Часть III

1967. Часть IV

1973. Часть I

1973. Часть II

1973. Часть III

п/л "Б-49" - боевая служба в зоне конфликта 1973 г.